ЗА НАШЕ СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО

Еще раз о 2-м Высшем военно-морском училище подводного плавания, о его первых выпускниках,

и не только о них, и не только об этом

Николай Кудряков - младший,
редактор-администратор проекта Рига-1955

Хроника культурной жизни: 24 июля 2017 года в зоне RU зарегистрирован сайт, посвященный истории создания и первому, состоявшемуся в 1955 году, выпуску 2-го ВВМУПП. Содержание сайта сформировано выпускником минно-торпедного факультета, ныне капитаном первого ранга в отставке Николаем Михайловичем Кудряковым. Моим отцом. Он в этом, как принято сейчас выражаться, проекте был научным руководителем и главным редактором.

Почему еще раз? В январе 2015 году на ресурсе ProATOM и в журнале «Атомная стратегия» вышла подборка материалов, посвященная 60-летию первого выпуска[1]. Теперь эти материалы – эти в том числе – можно увидеть на новом сайте.

Обнародовать материалы, собранные им самим и под его руководством, обнародовать в любом виде – в виде типографского издания, в виде распечатки на принтере, - и раздать и разослать всем причастным и интересующимся – было его давняя мечта.

Идея опубликовать материалы, в виде интернет-издания принадлежит вашему покорному слуге.

* * *

Собирать документы о своих однокашниках он начал в 2010 году. Что он делал и зачем, я не вполне понимал – отчасти потому, что со мной он на эту тему сначала не делился и всё делал сам; отчасти потому, что живем мы в разных местах – он в Москве, я в Сосновом Бору. Бывая наездами в Москве и навещая родителей, я видел и слышал, что он кем-то разговаривает, с кем-то встречается, кому-то пишет, собирает какие-то справки, перепечатывает старые фотографии. Что он делает и зачем, я начал понимать, когда он сказал, что ему нужны биографические данные некоторых своих однокашников по Риге, что для этого ему нужно посмотреть документы, которые могут быть в одном месте – в архиве Военно-морского флота. И не мог бы я, живя в Сосновом Бору и бывая в Санкт-Петербурге, переговорить с живущими в Питере его бывшими сослуживцами – не бывает ли кто из них в архиве флота? не посмотрит ли кто документы по вопросам, которые он мне сейчас запишет на бумаге?

То ли сразу ли, то ли некоторое время спустя, я сказал, что, хотя некоторые из его сослуживцев, живущих в Питере, и сами не чужды писанию воспоминаний в виде страниц в ЖЖ, как Альфред Семенович Берзин, или даже, как Александр Петрович Алхименко, в виде книг – никто из них в архив флота не выберется. Просто из-за возраста –и характерного для этого возраста дефицита сил и здоровья. И что в самом Петербурге хранятся документы дореволюционного и довоенного периодов, а история послевоенного флота, история его училища и истории его однокашников - в Гатчине, в часе езды от Питера, и чтобы кому-то из его одногодков ехать в Гатчину - я даже заговаривать об этом не буду, и давай свои вопросы, и поеду-ка я в Гатчину сам.

И поехал я в Гатчину.

* * *

Вот это всё: поездки из Соснового Бора в Гатчину, три часа в один конец, а от порога дома и до порога читального зала архива – и все четыре; и то, чем несколько лет занимался мой отец – запросы, звонки и встречи, отбор фотографий полувековой и более давности – кому и зачем это нужно?

И кому вообще нужно это знать, помнить и об этом рассказывать?

В разной форме этот вопрос мне задавали совершенно разные люди – и лохматый, под молодого Карла Маркса, двадцатилетний второкурсник Санкт-Петербургского Политеха, и разменявший седьмой десяток директор и главный редактор одного петербургского издания. В понятиях своей науки психологии - «Я хочу понять мотивацию» - сформулировала этот вопрос кареглазая брюнетка бальзаковского возраста, столь ценимого мною.

С психологии и с мотивации – по крайней мере, с моей личной - я и позволю себе начать.

Участие в создании интернет-издания Рига-55 – это не первое моё прикосновение к истории послевоенного советского военного флота. Были заметки, написанные мною; было моё участие в организации публикаций других людей – как, например, опубликование на ProATOM’е и в «Атомной стратегии» обширного отрывка из книги Рудольфа Александровича Голосова «Продуть балласт»[2] - книги, изданной малым тиражом, в свободную продажу не поступавшей и распространявшейся из рук в руки. Моя работа была – оцифровать типографский текст, вычитать текстовый файл, подобрать иллюстрации. Творчества здесь было мало, но это была работа и на неё нужно было потратить часть жизни, которая даётся только раз.

И какая же у меня была мотивация?

Мне было не просто интересно. Я при этом был счастлив.

И подготовка таких перепечаток, и собственные тексты, и работа в архиве, и теперешний проект, всё это – я позволю себе воспользоваться словами Алексея Германа, которыми он начинает посвященный своему отцу фильм «Мой друг Иван Лапшин» - это объяснение в любви. «Объяснение в любви людям, рядом с которыми прошло мое детство».

Моё детство было счастливым, было светлым, было теплым, у родителей я был желанным и любимым ребенком, я ощущал их любовь, ощущал защищенность.

И таких, счастливых, как я, - нас было много. Жизнь, в которой мы жили - это был целый мир, это, объясняю специально для педагогов и психологов, был социум, и основное ощущение, сохранившееся от жизни в этом социуме – ощущение надежности, ощущение цельности бытия, ощущение беспредельной любви со стороны старших – со стороны и наших мам, и наших пап – не в последнюю, если не в первую очередь.

Автор книги «Продуть балласт» вице-адмирал, Герой Советского Союза Рудольф Александрович Голосов – папа моей камчатской одноклассницы Леночки Голосовой.

Автор книги «Путь на флот и в географию» Александр Петрович Алхименко, доктор наук и профессор Военно-морской академии, был однокашником моего отца по 2-му Рижскому Высшему военно-морскому училищу подводного плавания, а его Алла училась в параллельном с моим классе.

Чем занимались наши папы – мы представляли себе очень слабо, и для нас это были прежде всего красивые и добрые люди, просто соседи по лестничной площадке, по дому, по улице. Просто дядя Женя – Градов, просто дядя Слава – Здоровенин, просто дядя Толя – Логинов.

Дядя Толя одним из первых в поселке купил «Волгу» ГАЗ-21;она была бежевая, а номер её я помню до сих пор: 90-90 ПРБ, ПР означало «Приморский край». Эту «Волгу» по её прибытии мыли чуть ли всем подъездом.

У дяди Толи была замечательная домашняя библиотека – на самодельном стеллаже от пола до потолка; главной достопримечательностью этой библиотеки я считал только что изданную пятитомную «Историю Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг.», и эту «Историю» я листал часами, разглядывая карты и фотографии.

Дядя Толя был яхтсмен, и на плече у дяди Толи была очень красивая, как я считал, татуировка – яхта под парусом.

Старшая девочка дяди Толи – Лена – была на два года старше меня, младшая – Марина - была меня младше.

Дядя Толя однажды забыл в служебном автобусе канистру со спиртом, и над ним долго издевались все знакомые.

Вечная тебя память, дядя Толя.

Вечная память и земля пухом всем, кто вместе с тобой погиб на подводной лодке К-56.

* * *

Моему юному лохматому другу: жизнь у людей складывается по-разному, и разное бывает детство. Если великий пролетарский писатель Максим Горький всем хорошим в себе был обязан книгам, то я – людям. Людям, рядом с которыми прошло моё детство.

И вот за это оставшееся навсегда ощущение тепла, счастья и надежности я всегда благодарен – и стараюсь рассказывать об этих людях.

* * *

Среди людей, рядом с которыми прошло моё детство, выделялись несколько человек, отношение которых друг к другу и отношение которых ко мне было особенно сердечным и доверительным. Почему? – сначала я просто принимал это как данность, потом пытался себе объяснить – и не мог. Это было тем более непонятным, что по службе они с отцом не пересекались, общих дел у них практически не было, но ощущалось, что они особо дороги друг другу и всегда друг другу интересны. Как, например, другой дядя Толя – Анатолий Ефремович – Чехов. Или дядя Володя – Владимир Аветисович – Амбарцумов.

Это были соученики моего отца по Риге.

Это было совершенно особая дружба, совершенно особая привязанность и доверительность, пронесенная ими через десятилетия.

Опять же – судьбы у людей складываются по-разному, одним везет в жизни больше, другим меньше. И продолжая свой ответ моему юному лохматому другу: очень не повезло тем из нас, кто не интересен и не нужен своим одноклассникам, а тем паче – однокурсникам по вузу, гражданскому или военному. Конечно, жизнь есть жизнь, люди могут быть реально не нужны и не интересны друг другу, но это просто означает, что людям просто не повезло, не повезло друг с другом. А вот не просто очень повезло, а великое счастье досталось тем из нас, для кого школьные ли, студенческие ли, курсантские ли годы стали началом подлинной – на всю оставшуюся жизнь - человеческой дружбы.

Это подтверждают судьбы многих людей, оставивших свой след в истории, и русская и советская классика тому, как говорится, порукой.

Александр Иванович Куприн – повесть «Юнкера» об Александровском военном училище.

Валентин Саввич Пикуль – повесть «Мальчики с бантиками» о школе юнг Северного флота.

Ну и, конечно, «наше всё» - Пушкин Александр Сергеевич, «отечество нам – Царское село».

Очень похоже, что моему отцу очень повезло и с местом, и с временем его учёбы; что первый выпуск рижан-подводников явил собой очередной пример такого человеческого братства, которое формируется только годами совместной учебы на очень серьезную профессию.

Это и создало для них особую сердечность и доверительность в отношениях, это и тянуло их друг к другу, это заставляло их съезжаться в Ригу, к стенам Пороховой башни, это и подвигло сначала Владимира Терентьевича Селина, а потом – Николая Михайловича Кудрякова – попытаться вспомнить всех поименно.

Рига, январь 1990 года. Последняя общая встреча рижан-подводников первого выпуска

И я по мере возможности буду напоминать и рассказывать людям о таком феномене как школьное, студенческое и курсантское братство, рассказывать об этом на примере своего отца и его однокурсников по Риге.

* * *

Однажды я попытался – но пока не получилось – обнародовать записки папиного – нет, не однокашника по Риге, а «всего лишь» сослуживца по «Техасу» и по сию пору друга семьи Мстислава Олеговича – дяди Славы - Здоровенина.

«И чего ты копаешься в этом старье? - спросил меня один главный редактор – Кому нужны эти воспоминания? неужели про современную жизнь ничего нельзя написать?»

Да, конечно: что за репертуар у вас? – надо что-нибудь массовое петь, современное!

Ну, что же, скажу что-нибудь остро современное.

Более того – скажу нечто устремленное в будущее.

Каков у меня, возвращаясь к понятиям науки психологии, образ потребного будущего?

В том или ином виде и на существенно иной, чем это было в советскую эпоху, экономической основе, Россия должна возродить и продолжить «красный проект», и не повторить, нет! – а продолжить «советскую цивилизацию».

«Русский мир» для меня – это не лапти с балалайками, не Илья Глазунов и не Солженицын.

Русский мир для меня – это Юрий Гагарин и Александра Пахмутова, это великие физики и великие авиаконструкторы.

Если Россия хочет прекратить своё погружение в историческое небытие, она должна понимать, что высшей ступенью развития российской государственности, российской культуры и российской экономики была советская эпоха.

И двигаться вперед Россия сможет только осознанно продолжая – а не бездарно проедая– то, что было достигнуто в советский период; только позиционируя себя как продолжателя «советской цивилизации», только уважая и храня память об этой цивилизации и об этой эпохе.

Уважая и любя всё, что в советской эпохе достойно любви и уважения.

Как сказал однажды в одной передаче кинорежиссер Сергей Соловьев:

«Показываю студентам фильм «Коммунист» и смотрю сам… Сидишь весь в слезах… Потому что тебе рассказывают что-то такое, что не только не уродует и не унижает твою душу, а заставляет как-то перепугаться того, какой свиньей ты живешь… Смотришь в любое лицо…помните хронику? И тебя — сотрясает. От уважения и любви».

Смотрите на эти лица – на лица курсантов и выпускников 2-го Высшего военно-морского училища подводного плавания.

Это были люди поколения Гагарина.

Помните, в какое время и в какой стране они жили. Как они учились. Как служили. Как защищали Родину и человечество.

Потому что должны же мы перепугаться, в каком свинстве мы живем сегодня.

Потому что без памяти о них у нас нет будущего.


[1] См.: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=5801; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=5802; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=5803

[2]http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=4342